Сервисы

Почтовый индекс:

  • 143300

Телефонный код:

  • +7 (49634)

Первое упоминание:

  • 1328 г. Духовная грамота Ивана Калиты

Население:

  • 152,4 тыс. человек
  • 81,3% проживает в городах и поселках городского типа
  • 63,9% людей трудоспособного возраста
  • 24,7% занято в различных отраслях экономики
  • 65,1% в сфере материального производства
  • 34,98% в непроизводственной сфере

Территория:

  • 154,7 тыс. га
  • 83 км протяженность района с северо-востока на юго-запад
  • 2,7 млн. кв. м. жилой фонд
  • 75,2 тыс. га лесного массива
  • 102430 га земельных угодий, в т.ч. земли сельскохозяйственного назначения

Города:

  • Наро-Фоминск
  • Верея
  • Апрелевка

Образование:

  • 41 средних школ (17239 учащихся)
  • 8 филиалов ВУЗов (более 2000 студентов)
  • всего 94 МОУ
  • 37 муниципальных учреждений дошкольного образования
  • 29 общеобразовательных школ, в том числе 1 вечерняя (сменная)
  • 2 коррекционных учреждения
  • 6 учреждений дополнительного образования
  • Софьинский детский дом
  • учреждения дополнительного профессионального образования ( повышения квалификации) специалистов "Учебно-методический центр"

Промышленность:

  • 37 крупных и средних предприятий, занято 7,7 тыс. человек
  • более 100 малых предприятий

Бизнес:

  • более 791 организаций
  • около 5000 ПБОЮЛов
  • занято 24% от общего числа

Малое предпринимательство:

  • 1324 субъекта малого и среднего предпринимательства
  • 4839 индивидуальных предпринимателей
  • занято 24% от общего числа
История Наро-Фоминска -> Об истории Наро-фоминска и района

Усальбы

В XVIII - начале XX вв. - центрами культурной жизни Верейского уезда были подмосковные усадьбы. Построенные в разное время, в различных стилях, они свидетельствуют о развитии ансамблевого строительства в Подмосковье и являются значительной частью культурного наследия.

В 1890 г. в Верейском уезде находилось 75 дворянских и купеческих усадеб, 25 из которых частично сохранились до настоящего времени. В XVII в. усадьба в основном выполняла хозяйственные функции; в XVIII в. усадьба становится средой обитания, своеобразным явлением художественной жизни.

Усадьба Афинеево.


В конце XVIII в. село Афинеево приобретает московский предводитель дворянства Ступишин. В этот период в Афинеево разбивается регулярный липовый парк, создается сеть искусственных прудов, насыпаются острова, строятся ажурные мостики, беседки и главный дом в стиле классицизма.

В середине XIX в. владельцем Афинеева был издатель журнала "Отечественные записки" Павел Петрович Свиньин. Он почти не жил в усадьбе и в конце XIX в. продал красивый дом на слом. Новым владельцем усадьбы стал купец Власов. Он начал приводить поместье в порядок и выстроил новый каменный дом. Внутри комнаты были просторные и удобные.

В 1913 г. Афинеево приобретает Алесей Александрович Бахрушин. По этому поводу московские шутники сочинили "Песню о новом помещике":

"Как ныне Бахрушин решил Алексей
Помещиком стать под Москвою,
Торопит жену он свою поскорей:
Купи мне именье с рекою,
Чтоб мог у себя бы я рыбу ловить,
Купаться и в лес за грибами ходить..."

Архитектор Илья Евграфович Бондаренко возводит в 1913 - 14 гг. в Афинеево больницу и пристраивает крыло к главному дому.

Алексей Бахрушин начал разводить в усадьбе пчел, устроил птичник и скотный двор. Революция нарушила мирную жизнь Бахрушиных. Усадьба была национализирована, а дом разрушен.

В 30-е гг. от усадьбы Афинеево сохранилось немногое -" заросший парк, фундамент здания, фонтан перед ним и лестница из белого мрамора, ведущая к реке".

Сейчас определить местоположение бывшей усадьбы очень сложно, Только древние липы и ели хранят память о старой усадьбе.

Усадьба Воскресенское.


Село Воскресенское "впервые упоминается в писцовых книгах в 1627 г.". В 1701 г. в селе была построена церковь Воскресения Христова. В XVIII в. село принадлежало сподвижнику Петра I - Петру Михайловичу Бестужеву-Рюмину. Его наследник - граф Михаил Петрович начинает строительство усадьбы. Планировка усадьбы основана на двух композиционных осях, из которых главная совпадает с осью дома, подъездной дороги и центральной аллеи парка. Вторая ось организует хозяйственную территорию: ее противоположный конец закреплялся зданием усадебной церкви. Воскресенская церковь принадлежала "к редкому типу двухъярусных центрических храмов с восьмилепестковым основанием".

Двухэтажный кирпичный дом возводится на пересечении двух осей. На рубеже XVIII-XIX вв. на северо-востоке от дома строится кирпичный двухэтажный флигель для дворовых людей. Хозяйственный комплекс располагается в западной части усадьбы: конюшня, баня, дом управляющего и два амбара, возведенные в стиле позднего классицизма.

В первой трети XIX века усадьбу приобретает отставной полковник - Василий Андреевич Сухово-Кобылин. Храбрый офицер, потерявший глаз под Аустерлицем, женится на Марии Ивановне Шепелевой. Вторую часть своей жизни он проводит в любимой усадьбе, воспитывая двух сыновей и трех дочерей.

Старшая дочь Сухово - Кобылиных Елизавета стала писательницей. Она получила блестящее домашнее об разование. Ее учителем был профессор Московского университета Николай Иванович Надеждин. В усадьбе "на берегу прозрачной Десны, под ласковым летним солнцем вспыхнула ничем потом не закончившаяся любовь между учителем и ученицей". Елизавета хотела выйти замуж за профессора, но все ее родственники были против этого брака, считая его мезальянсом. Елизавета готова была даже тайно обвенчаться с Надеждиным, но родители отправили ее за границу. Надеждин писал ей письма, в которых, надеясь обратить на себя внимание распечатывающих письма, хвалил правительство. Елизавете Васильевне это не понравилось, и она порвала с ним все отношения. Образование Елизавете пришлось завершать в Париже, где она вышла замуж за графа Салиаса де Турменин. Отец выделил ей богатое приданное - около 80 тысяч рублей. Но брак ее сложился неудачно: муж растратил все деньги и за дуэль был выслан из России. Елизавета Васильевна жила на средства, которые уделяла ей сестра Евдокия.

В 35 лет Елизавета Васильевна начала издавать свои книги под псевдонимом Евгения Тур. Первые ее произведения - повесть "Ошибка" и роман "Племянница", опубликованные в журнале "Современник", получили прекрасные отзывы. Ее сын - граф Евгений Андреевич Салиас де Турменин стал писателем, очень знаменитым в свое время.

Летом 1840 г. в Воскресенском гостил Николай Платонович Огарев. И вновь теплое летнее солнце рождает прекрасное чувство: Николай Платонович влюбляется в Душеньку, вторую дочь Сухово-Кобылиных Душенька становится его Прекрасной Дамой, и он посвящает ей "Книгу любви". Счастливые влюбленные вместе встречали рассветы и катались верхом. Близость девушки, роскошная природа, река - все это нашло отражение в его стихотворениях:

Таким же воздухом дышал я над рекой,
Где вместе мы на берегу сидели,
Березы белые, склоняясь над водой,
Купали лист зеленый и шумели.
Тепло и радостно встречало утро нас,
И резво птички пели. Я глядел на вас

Он даже не рискнул признаться ей в любви, так как был женат. Положение у него было безвыходным. Николай Платонович решил уехать и развестись с женой. Свой последний вечер в усадьбе он запечатлел в стихах:

Уже было поздно: надо было мне
Пускаться в дальний путь. А мы сидели
Еще вдвоем. Я с ней не мог расстаться;
Мне был еще так дорог каждый миг,
В котором на нее глядеть я мог.
Ночное небо было в темных тучах,
И соловей в саду уныло пел.

Увы, прекрасным мечтам не суждено было сбыться. Жена Огарева отказалась от развода. Душенька надеялась и ждала 8 лет. В 1846 г. Николай Платонович вновь приехал в Воскресенское. Но теперь все изменилось: у Душеньки был жених, Михаил Федорович Петрово - Соловово, и в ее отношениях к Огареву появилась некоторая натянутость. В замужестве Душенька была счастлива, она прожила долгую жизнь с любимым мужем и родила четверых сыновей и дочь. Душенька всегда помогала всем, кто нуждался в ее помощи. В деревне она навещала больных, готовила настойки по рецептам народной медицины, накладывала повязки и промывала раны. Душенька принадлежала к числу тех людей, о которых остаются только добрая память и приятные воспоминания.

После замужества Душеньки, Огарев стал частым гостем в салоне Елизаветы Васильевны. Перед смертью он передал ей "Книгу любви" с просьбой подарить ее Душеньке. Душенька прочла эти стихотворения только через 35 лет после того, как они были написаны. С этой книгой она не расставалась до конца своих дней.

Третья дочь Сухово-Кобылиных - Софья была талантливой художницей-пейзажисткой. Князь Бестужев - Рюмин высоко ценил юную художницу: "Софья Васильевна писала хорошие ландшафты, она была очень образованной и умной; я любил сидеть у ее мольберта и слушать ее рассказы и суждения". Софья скончалась в возрасте 32-х лет.

Младший сын Сухово - Кобылиных Иван был тяжело болен с младенчества и умер молодым.

В 1841 г. старший сын Сухово-Кобылиных - Александр познакомился с француженкой Луизой Симон-Диманш. Через год она стала его гражданской женой. В Воскресенском Луизу приняли хорошо. Александр Сухово-кобылин писал, что его подруга питала "глубокое уважение, и привязанность к его матери и сестре и была с ними в близкой дружбе".

Александр и Луиза жили в Москве, но каждое лето они проводили в Воскресенском. Именно здесь Александр чувствовал себя счастливым: "Солнце было уже низко, прямо против нас. Я сел, поцеловал ее за милые хлопоты и за мысль устроить мне чай. По ее белокурому лицу пробежало ясное выражение, которое говорит, что на сердце страх как хорошо. Я вдохнул в себя и воздух и тишину этой мирной картины и подумал - вот оно где мелькает и вьется, как вечерний туман, это счастье, которое иной едет искать в Москву, другой - в Петербург, третий - в Калифорнию. А оно вот здесь, подле нас вьется каждый вечер, когда заходит и восходит солнце, и вечерний пар оседает на цветы и зелень луговую".

Но идиллия быстро закончилась. 10 ноября 1850 г. Луиза была убита при загадочных обстоятельствах. Сухово-Кобылина обвинили в предумышленном убийстве и арестовали. Следствие продолжалось семь лет. Находясь под следствием, Александр Васильевич занялся литературой и написал три пьесы: "Свадьба Кречинского", "Дело" и "Смерть Тарелкина".

В 1857 г. Мария Ивановна Сухово-Кобылина обращается с письмом к императрице и добивается высочайшего приказа министру юстиции прекратить дело. Сухово - Кобылина приговорили лишь к церковному покаянию за любовную связь.

Выйдя на свободу, Александр Васильевич продает любимую усадьбу купцу Ситникову. Воспоминания о прошлом мучили Сухово-Кобылина до его кончины в 1903 г. Свидетельства современников подтверждают, "с какой болью, с каким отчаянием переживал Сухово-Кобылин гибель любимой им женщины; свою единственную дочь он назвал именем погибшей.

После революции в усадебном доме расположилась дирекция совхоза "Птичное". Это спасло усадьбу от разрушения. В 1938 г. взорвали Воскресенскую церковь. До наших дней от старого парка сохранились старые лиственницы, пихты, липовая объездная аллея и один из копаных прудов. По берегам реки разрослись и сомкнулись кронами ивы. Огромная ива склонилась к самой воде, - возможно, та самая, на которой любила сидеть Душенька с книгой в руках. В целом памятник усадебного искусства XVIII-XIX вв. хорошо сохранил свою планировку и основные сооружения.

Усадьба Жодочи.


Первое упоминание о "сельце Жодочи восходит к 1627 г." Первая каменная церковь Иоанна Богослова в Жодочах была построена в 1716 г. В XVIII в. селом владел Н. В. Рогозин. Его зять Федор Михайлович строит в селе деревянный дом с колоннами в стиле классицизм, возводит хозяйственные постройки и закладывает фруктовый сад. При нем Жодочи приобрели славу "замечательного гнезда высокой образованности и живого, здравого просвещения".

У Федора Михайловича и Екатерины Николаевны было 6 детей. Для старшей дочери Анисьи отец пригласил профессора Московского университета Алексея Федоровича Мерзлякова. Он давал ей уроки словесности и безнадежно влюбился в свою ученицу. Мерзляков посвящает ей цикл стихотворений "К Элизе", множество романсов и песен. Историю создания песни "Среди долины ровные" описал Михаил Дмитриев: однажды Мерзляков "разговорился о своем одиночестве, говорил с грустью, взял мел и на открытом ломберном столе написал почти половину этой песни. Потом ему предложили перо и бумагу: он переписал написанное и закончил всю песню". Около дома рос могучий одинокий дуб. Ему Мерзляков и посвятил свою песню:

"Среди долины ровные
На гладкой высоте,
Цветет, растет высокий дуб
В могучей красоте.
Высокий дуб, развесистый,
Один у всех в глазах;
Один, один, бедняжечка,
Как рекрут на часах!
Взойдет ли красно солнышко -
Кого под тень принять?
Ударит ли погодушка -
Кто будет защищать?
Ни сосенки кудрявые,
Ни ивки близ него,
Ни кустики зеленые
Не вьются вкруг него.
Ах, скучно одинокому
И дереву расти!
Ах, горько, горько молодцу
Без милой жизнь вести!
Ни роду нет, ни племени
В чужой мне стороне;
Не ластится любезная
Подруженька ко мне!"

Эта песня быстро стала популярной и А. Н. Островский включил ее в текст своей драмы "Гроза".

В 1810 г. Мерзляков составляет своеобразный поэтический путеводитель - "Маршрут в Жодочи" для дочери надворного советника П. А. Даниловой, которая просила его описать дорогу в эту усадьбу. Он дает ей точные сведения и просит передать его поклон обитателям усадьбы:

"Когда же путь свой совершите,
Прошу вас, о певце печальном вспомяните,
О скуке сироты, коль можно, потужите
И всем его поклон нижайший объявите".

1812 г. резко изменил жизнь усадьбы. Французы заняли Жодочи, и в усадебном доме разместился маршал Мюрат со своим штабом.

Только в 1815 г. Вельяминовы-Зерновы вернулись в свою подмосковную усадьбу. К тому времени Анисья Федоровна вышла замуж за капитана гвардии Степана Ивановича Кологривова. Мерзляков в усадьбу больше не приезжал.

Частыми гостями Вельяминовых-Зерновых были Николай Михайлович Карамзин, Василий Андреевич Жуковский, Иван Андреевич Крылов, Петр Андреевич Вяземский, Иван Иванович Дмитриев и его племянник Михаил Александрович Дмитриев.

Старший сын Федора Михайловича - Владимир стал знаменитым юристом и автором книги "Опыт начертания российского частного, гражданского права". С 1805 г. он издавал журнал "Северный Меркурий".

Младший сын Федора Михайловича - Федор Федорович, офицер Генерального штаба, погиб в 1828 г. в битве под Варной.

После смерти Федора Михайловича, владелицей усадьбы становится его старшая дочь - Анисья Федоровна Кологривова. Доходы семьи сократились, и впереди зияла пропасть неизбежного разорения. Для поправки дел были созданы полотняный и винокуренный заводы, организована фарфоровая фабрика. Но это не исправило ситуацию. В 40-е гг. жизнь в Жодочах замирает.

В 60-е гг. усадьбу получил в наследство заведующий репертуаром московских театров Николай Иванович Пельт. Его наследники владели усадьбой до революции.

В 20-е гг. ХХ в. усадебный дом и церковь были разрушены. До наших дней сохранились липовая въездная аллея, большой пруд и старый дуб. Больше 200 лет он стоит один, "как рекрут на часах", напоминая о неразделенной любви профессора Мерзлякова к очаровательной Анисье.

Усадьба Крекшино.


История усадьбы начинается в конце XVIII в. когда полковник Крекшин строит в селе небольшой дом и разбивает парк, в котором отсутствовали привычные липовые аллеи. Это были "лужайки с расположенными на них отдельными купами берез и перерезанные прямыми дорожками".

В центре усадьбы расположился пруд с купальней и ажурным мостом. С одной стороны от пруда находились хозяйственные постройки и дом управляющего, с другой - большой дом.

В начале XIX в. имение приобрела Мусина - Пушкина, а в середине века оно перешло графу Александру Васильевичу Пашкову. Его сын В.А. Пашков собирал в усадьбе крестьян для религиозных бесед и устраивал молитвенные собрания. За это его выслали за границу.

В конце XIX в. в Крекшино построили новый двухэтажный, фахверковый конструкции главный дом в английском стиле.

В 1887 г. сюда приезжает отдохнуть родственник Пашковых - Владимир Григорьевич Чертков с женой Анной. Чертков был близким другом Льва Николаевича Толстого и пригласил его в Крекшино. Толстой приехал в усадьбу 20 октября и провел в Крекшино несколько дней. В то время Анна Черткова ждала ребенка. 1 ноября 1887 г. у Чертковых родилась дочь Ольга. Лев Толстой помог Чертковым найти кормилицу для ребенка.

В январе 1888 г. Толстой вновь приезжает в Крекшино. Тогда он впервые сообщил Анне Чертковой план повести "Как муж жену убил", впоследствии названной "Крейцерова соната".

В сентябре 1909 г. Лев Николаевич в третий раз посещает усадьбу. Он приезжает в Крекшино 4 сентября. В усадьбе собираются местные крестьяне, чтобы побеседовать с великим писателем. Для них на улице ставят пять длинных столов, "наскоро сколоченных из досок, уложенных на козлах". На столе стояли самовары, тарелки с сахаром, хлебом и баранками. В усадьбу вместе с писателем приехали музыканты А. Могилевский и А. Гольденвейзер. Вечерами Лев Николаевич слушал любимую музыку.

В Крекшино Толстой много ездил верхом и гулял по окрестностям. Свои впечатления Лев Николаевич Толстой отразил в двух очерках - "Разговор с прохожим" и "Проезжий и крестьянин", в которых "фигурируют он и встретившиеся ему крестьяне".

18 сентября 1909 г. Толстой пишет первый вариант своего завещания о том, чтобы "после его смерти все его сочинения не составляли ничьей частной собственности и чтобы все рукописи его были переданы Черткову". В этот день Лев Николаевич возвращается в Москву. Его отъезд из Крекшино снимали фотографы и кинооператоры, специально приглашенные Чертковым.

В феврале 1910 г. Лев Николаевич обещает приехать в Крекшино: "Хочется очень и повидаться. Сомневаюсь, чтоб Софья Андреевна согласилась поехать. Она теперь в Москве. А я поеду". Но эта поездка не состоялась из-за болезни Льва Николаевича.

После революции усадебный дом превратили в общежитие. Пруд зарос тиной, а ажурный мостик рухнул.

В 80-е гг. были замыслы сделать дом филиалом музея Толстого. Только в 1991 г. областной отдел охраны памятников принял решение о постановке усадьбы на государственную охрану. Но, из-за отсутствия денежных средств на реставрацию памятника, усадьбу сдали в аренду гандбольному клубу.

В начале 90-х гг. Маргарет Тэтчер захотела посетить знаменитую усадьбу, посмотреть на домик в английском стиле и даже выделить средства на его реставрацию. Но в Крекшино ее не пустили, побоялись международного скандала.

А в 1996 г. в усадебном доме вспыхнул пожар. Уцелели только некоторые стены особняка. Но даже сильно поврежденный пожаром, он до сих пор выглядит живописно.

Усадьба Малые Горки.


Француз Николя де Мануар возводит в селе первые деревянные строения усадьбы. В 1686 г. он принимает православие и новое имя - Николаев. Шли годы. В ноябре 1758 г. в семье Николаевых родился мальчик, которого назвали в честь прадеда - Николай. Николай Петрович получил блестящее образование, так как он воспитывался в доме своей родственницы - Екатерины Романовны Дашковой. Николаев становится твердым сторонником классицизма в литературе и искусстве. В его усадьбе возводится трехэтажный дворец с флигелями в стиле классицизм. В Горках был театр, библиотека и английский парк с гротами, мостиками и прудами.

В 27 лет Николай Петрович Николаев женился на княжне Екатерине Александровне Долгоруковой. К сожалению, в 1784 г. он утратил зрение, но продолжал заниматься литературной деятельностью. В 1792 г. Николаев был избран членом Российской академии наук.

Слепота не мешала Николаеву работать. Он играл в своих пьесах, в усадьбе "твердо знал все переходы, и всегда с тросточкой в руках ходил без проводника". В хорошую погоду Николай Петрович гулял в парке, где все тропинки ему были известны.

В августе 1812 г., во время нашествия французов, местные крестьяне пришли к Николаеву просить совета и помощи. Он, опираясь на посох, вышел на крыльцо своего дворца и сказал, что стыдно бояться неприятеля: "Французов горсть, а русских - миллионы... Их ли устрашимся мы? Никогда супостат не одолеет русского!" Поэт отправил многих своих крестьян в ополчение.

Французы не пощадили усадьбу и сожгли дворец. После войны Николай Петрович жил во флигеле. Он умер в 1815 г. в своей подмосковной усадьбе и был похоронен около церкви Усекновения главы Иоанна Предтечи в Афинееве. К сожалению, его могила не сохранилась.

После его смерти усадьба перешла его единственной дочери. Она вышла замуж за Георгия Николаевича Кругликова. Ее наследники владели усадьбой до 1917 г. Ю. Бахрушин, побывавший в усадьбе в начале 10-х гг. XX в., отметил, что "от флигеля барского дома сохранились одни каменные стены и всюду обнаруживались запущенные остатки некогда великолепного имения. Заросший и потерявший всякий вид английский парк, затянутые водорослями копаные пруды с островками, разрушенный сход от главного дома к реке, заросли одичавшей сирени, жасмина, акаций были единственными жалкими остатками былого великолепия".

В 1924 г. флигель усадьбы был разобран. Журнал "Среди коллекционеров" напомнил своим читателям, что этот флигель являлся единственным жалким остатком усадьбы, погибшей ранее, и в нем помещалась библиотека поэта-слепца".

Сейчас только остатки старинного парка и холм, на котором некогда возвышался деревянный дворец, напоминают о литературно-театральной жизни, кипевшей в усадьбе в конце XVIII - начале XI X в.

Усадьба Петровское-Князищево.


Первое упоминание о Князищеве восходит к 1668 г. Князищево принадлежало Боровскому Пафнутьеву монастырю и было "приписано к селу Ильинскому Гоголева стана". В Князищеве барон Шафиров возводит деревянную церковь во имя Петра Митрополита и "пышные хоромы с шестью светлицами, украшенные изразцовыми печами и имевшие красные окна". Церковь освятил архимандрит Саввино-Сторожевского монастыря Сильвестр.

В 1723 г. Шафирова обвинили в краже государственного имущества и приговорили к смертной казни. По просьбе придворных смертная казнь была заменена ссылкой, и барон Шафиров удалился в свое подмосковное имение.

В 1734 г. на месте старого храма возводится новая церковь с приделом во имя Исайи Ростовского. В 1738 г. Князищево было переименовано в Петровское.

Барон Шафиров умер 28 февраля 1739 г. Вскоре после смерти барона его дети Исайя и Яков Шафировы продали усадьбу Никите Акинфиевичу Демидову.

Никита Акинфиевич начинает строительство нового дворца. В настоящее время нет единого мнения об авторстве дворцового ансамбля.

К. Труш считал, что строителем нового храма в усадьбе был "итальянец Иван Иванов". М. А. Ильин в своей книге Подмосковье выдвигает другую версию: "проект создал И. Старов, а строил Матвей Казаков".

В подвале дворца в середине ХХ в. был найден закладной камень с именем архитектора Казакова. Но на камне была указана фамилия, а не имя. Кроме Матвея Казакова в это же время работал его ученик - Родион Казаков.

По данным Т. Н. Самохиной, Матвей Казаков побывал в усадьбе в 1780 г. не менее пяти раз. "В октябре он приезжает с Родионом Казаковым, учеником и ближайшим помощником". Эти упоминания - единственное свидетельство участие Матвея Казакова в строительстве усадьбы Петровское. Возможно, новые исследования помогут установить истину.

Усадьба Петровское это своеобразная линия развития палладианства в России.


Центром ансамбля является квадратный в плане главный дом, свободно поставленный на пересечении осей: "ориентированный на дворец подъездной дороги, идущей от села, и парковой аллеи. Симметричность плана с крупным купольным залом в центре обусловила равнозначность решения его фасадов с портиками - лоджиями большого римско-дорического ордера". Главная ось усадьбы проходила по центральной улице села, где располагались церковь с отдельно стоящей колокольней. От дома к реке шла прямая аллея, "украшенная вазами, стоящими на пьедесталах". По углам квадратного двора находились четыре флигеля, соединенные между собой решетчатой оградой. Основным мотивом убранства фасадов флигелей служат филенки и сандрики. На парапетах лестницы у входа лежали чугунные сфинксы. В сооружении новой каменной церкви и колокольни принимали участие уральские мастера. На Нижнетагильском заводе для церкви были сделаны: "медная глава, крест, колокол из сплава красной меди и олова, а также по моделям выносные подсвечники и лампады".

Колокольня представляла собой круглое, с четырьмя пролетами помещение для звона; "она поставлена на квадратный по плану пьедестал, украшенный с четырех сторон портиками, и увенчана на куполе сквозной колонной - беседкой".

Церковь была освещена в сентябре 1775 г. архиепископом Московским Платоном. В апреле 1778 г. умирает супруга Никиты Акинфиевича - Александра Евтиховна. Ее похоронили в новой церкви, на надгробной плите ее, по приказу мужа, выбили следующие строки:

На камень сей, взглянув, прохожий, воздохни и мира суету сего воспомяни!
Коль краток смертных век! Коль жребий неизвестен!
Сегодня мертв лежит, кто был вчера прелестен
Колико б ни был кто на свете знаменит,
Всяк будет прах земной, в убогом гробе скрыт.
Исчезнет с жизнью все, и тщетный блеск затмится
Блажен, кто бренными вещами не гордится,
Кто в добродетели и вере укреплен!
Читатель! Окропи, сей камень ты слезами!
Лежащей здесь жены сего достоин прах.
Кто в жизни добрыми украшен был делами,
По смерти должен жить в чувствительных сердцах.

В 1788 г. умирает Никита Акинфиевич Демидов. Его дети и внуки не проявляли интереса к подмосковной усадьбе. Они продали усадьбу В. Н. Жаркову, который пристроил к колокольне теплую Покровскую церковь.

В 1869 г. усадьбу покупает князь Александр Васильевич Мещерский. В 73 года князь женится на 25-летней украинской певице Екатерине Подборской. От этого брака рождается двое детей - сын Вячеслав и дочь Китти. Князь умирает через несколько лет после своей женитьбы и княгиня Екатерина Прокофьевна становится последней владелицей Петровского.

Княгиня Мещерская любила устраивать небольшие спектакли и музыкальные вечера в усадьбе. На 2-м этаже дворца находился домашний театр со зрительным залом на 200 человек. Здесь пел Леонид Викторович Собинов, играл Константин Николаевич Игумнов, выступала Мария Зеньковецкая.

Во время I мировой войны княгиня Мещерская отдала все четыре флигеля для раненых солдат. После революции Вячеслав Мещерский уезжает за границу, а княгиня с дочерью остаются в Петровском.

В 1922 г. княжна Китти выходит замуж за летчика Николая Васильева. Личным приказом Ленина Васильев был "утвержден во владении двадцатью семью десятинами земли и одним из флигелей Петровского". Но семейная жизнь княжны не сложилась и она с матерью переехала в Москву.

Об усадьбе конца 20-х гг. сохранились воспоминания врача Петровской больницы М. Мелентьева: "С годами флигеля усадьбы были отстроены и заселены, но дворец продолжал нести наказание за свое аристократическое прошлое. Чудесные кафельные печи в нем разбили ломами. Чугунных львов и сфинксов времен Екатерины свезли в "Глав металлом", так же как и бронзовые надгробия работы Мартоса из церкви над усыпальницей Демидовых".

В 1941 г. дворец сильно пострадал от взрыва фашистской бомбы, после войны дворец взорвали на щебенку.

Княжна Китти, посетившая Петровское после войны, посвятила ему несколько стихотворений:

"Петровское.: Сюда пришла я снова;
Зов детства милого меня к тебе привлек.
Завороженная картинами былого,
Брожу, как странница, в пыли родных дорог.
Душе измученной, душе испепеленной
Забвенья нет.: Здесь казнь и нагота:
Рукой вандала, слепо озлобленной,
Обезображены заветные места:
Парк милый вырублен. Затоптаны аллеи:
Куда девались клумбы и цветы?
Зато повсюду ярко зеленея,
Картофель поднял пышные кусты.
Где статуи? В их свите оригинальной
Старинный парк ночами засыпал
Расхищены: Гробницею печальной
В траве мелькает серый пьедестал.
Где рыцари? Пажи и баядеры?
И гебы стройные, с фиалками в руке?
Где Медицейской трепетной Венеры
Черты небесные?: Как будто бы к реке
Она стыдливая, зажав хитон, спускалась:
Нет! Ничего от детства не осталось,
Все срублено: истоптано: разбито:
Как вереница дней моих изжито".

Княжна Екатерина Мещерская умерла в 1995 г. Вскоре после ее смерти, в одном из флигелей усадьбы поселился Евгений Алексеевич Мещерский. В октябре 1997 г. в Нарофоминском суде состоялось слушание дела о возвращении Мещерскому усадьбы его предков. Подобных прецедентов в суде не было, и суд отклонил этот иск.

Государственный комитет по культуре предложил Евгению Алексеевичу взять имение в аренду.

В Егерском флигеле усадьбы Евгений Алексеевич открыл частный музей, посвященный истории Петровского и старинному роду Мещерских.

В 1999 г. в усадьбе проводились фестивали бардовской белогвардейской песни. Инициатором проведения фестивалей стало движение "За конституционную монархию".

Что будет с Петровским завтра? Местные власти планируют восстановить храм Петра Митрополита, а князь Мещерский - отреставрировать дворец и открыть в усадьбе исторический заповедник. На мой взгляд эта идея - один из возможных вариантов восстановления усадьбы.

Усадьба Старо-Никольское.


В XVII-XVIII вв. село Старо-Никольское принадлежало Ртищевым. В 1709 г. Василий Михайлович Ртищев "строит в селе церковь Сошествия Святого Духа". Это кирпичный в плане храм, поднятый на высокий подклет с элементами "нарышкинского" барокко. Внутри церкви находился "исключительный по высокой художественности мастерства резной деревянный иконостас, превосходящий многие из известных работ подобного характера, относящихся к искусству рубежа XVII-XVIII веков". В резной иконостас были вплетены фигуры ангелов, святых и евангелистов, тоже из дерева, но выкрашенные белой краской под мрамор. Это выгодно оттеняло фигуры на небесно-голубом фоне стен. (После революции иконостас был уничтожен).

Иван Петрович строит в селе усадьбу, в состав которой входят дворец с флигелями и хозяйственными постройками, парк с аллеями и каскадными прудами.

Планировка усадьбы основывается на принципе свободного размещения построек по двум перпендикулярным осям. Дворец с флигелем поставлены на главной аллеи, ориентированной на церковь. Колонный портик трехэтажного дворца украшен внизу статуями, к боковому фасаду поднимается пандус, а завершает здание высокий круглый бельведер. Двухэтажный кирпичный флигель с центральным ризалитом на главном фасаде завершен белокаменным ступенчатым парапетом.

В начале XIX в. часть Старо-Никольского покупает Яков Степанович Есипов. В 1803 г. он открывает здесь первый в Московской губернии свекло-сахарный завод. Поставить дело на промышленную основу ему помешала смерть в 1806 г.

В 1812 г. Старо-Никольское занимают французы. В октябре 1812 г. здесь расположилась кавалерия маршала Мюрата. Проведя в усадьбе ночь, Мюрат отправился в сторону села Фоминского, где соединился с Наполеоном.

В 60-е гг. XIX в. Иван Иванович Мусин-Пушкин открывает в Старо-Никольском начальное народное училище. В 90-е гг. он продает вторую часть имения купцу Алексею Егоровичу Крыгину.

В начале XX в. третью часть Старо-Никольского приобретает фабрикант граф Василий Павлович Берг. Дом в новой усадьбе "строит архитектор Владимир Дмитриевич Адамович". Дом Берга - старшего представляет собой деревянное здание дачного типа, покрытое, наклеенной на бревна, берестой и украшенное пропиленной резьбой. Рядом с домом возводятся хозяйственные постройки, теплицы, оранжереи, водонапорная башня и краснокирпичный с белыми цементными деталями каретный сарай, выполненный в стиле модерна.

В 10-е гг. XX в. Берг - сын строит еще один дом для своей молодой и очаровательной супруги. Графиня Берг на парижском конкурсе красоты была признана первой красавицей Европы. Дом возводится в стиле эклектики с элементами модерна.

Эти домики современники называли шкатулочками. Дому Берга - младшего посвятил несколько строф своей поэмы А. Н. Никифоров:

"Есть двухэтажный домик над Десной.
Среди берез и темных елей парка
Шкатулкою с насечкой вырезной
Он встал, блестя голубизною яркой.
Жар-птицею горит его фронтон;
Князек-фигурных завитушек бездна.
И опустилась шесть резных колонн
На радугу парадного подъезда.
Его минули бури и грома,
И войны проходили как-то мимо:
Я вам скажу: такие терема
И в сказках даже вряд ли допустимы.
Чуть выгорел, но вовсе не померк.
Здесь, в старом парке, он стоит поныне.
Сиятельный его воздвигнул Берг
В честь красоты сиятельной графини.
Здесь много было всякого добра
Все делалось со вкусом, по заказу.
Подвески люстр хрустальные и бра,
Горели, излучаясь, как алмазы
Здесь все под лаком - стены, потолки,
И пол под лаком, устланный коврами.
Глаза графини, словно васильки,
Застыли в дорогой и скромной раме:"

После революции на территории усадьбы Старо-Никольское расположился госплемзавод "Первомайское", работающий и по сей день. Здесь выращивают крупный рогатый скот. А старые свидетели долгой и удивительной истории - ветшают, но держатся из последних сил в надежде, что о них, когда-нибудь вспомнят и вернут им первоначальный неповторимый облик".

В конце XIX в. - начале XX в. в усадебном строительстве происходят значительные изменения. Возникает новый вид усадьбы - дача. Характерным примером является дача профессора Златовратского в Апрелевке.

Революция и гражданская война нарушают спокойную усадебную жизнь.

В 20-е гг. закрываются усадебные храмы, из усадеб вывозят художественные ценности, многие владельцы загородных поместий уезжают за границу. В усадьбах открывают санатории, магазины или общежития. К сожалению, многие усадьбы не сохранились до настоящего времени. Они были разрушены во время революции, в первые годы Советской власти, во время Великой Отечественной войны или позже (усадьбы Жодочи, Афинеево, Крекшино).


Об истории Наро-фоминска и района. Автор материалов: Орехова Инна Викторовна. Материал любезно предоставлен Информационно-развлекательным порталом Наро-Фоминского района